Нефть на Руси и первый нефтяной магнат

Представьте себе нашу страну без нефти. Россия не является одним из мировых лидеров по нефтедобыче, нефть у нас — не главный стратегический инструмент, и вообще никакой не инструмент внешней политики, о ней не пишут в новостях. Вообразить сейчас такое – практически невозможно. А ведь когда-то так и было. Впрочем, обо всем по порядку… Нефть на Руси.

Нефть на Руси и «первый нефтяной магнат»

Первые документальные упоминания о знакомстве наших предков с нефтью встречаются в «Повести временных лет», когда князь Игорь повел свой флот к стенам Константинополя в 941 году. В проливе Босфор его встретил Византийский император Феофан. Воины Игоря выманили греков в открытое море, рассчитывая при безветрии взять неприятеля на абордаж. Но с греческих судов на завоевателей обрушился огонь. Воины Игоря бросались за борт, но пламя горело и на воде. Немногие выжившие рассказывали потом о «страшном чуде» и о том, что «будто молнию небесную имеют у себя греки». Да, это был знаменитый «греческий огонь», в состав которого входила нефть. И первая встреча русских воинов с ней вышла весьма печальной.

Греческий огонь

В те далекие времена нефть для «греческого огня» добывали с Таманского полуострова. В строках трактата императора Константина Багрянородного говорится, что «за городом Таматархою имеется много источников, извергающих нефть». Таматарха – так греки называли древний город Таманского полуострова Тмутаракань. Нефть в Тамани собирали одним из самых простых способов: в яму, наполненную нефтью, опускали пучки конского волоса или войлок, а затем отжимали в сосуды.

После победы князя Святослава (сына князя Игоря) над хазарами Тмутаракань стала частью древнерусского государства, где затем поочередно правили потомки Святослава. Согласно преданию один из них – князь Олег – в 1079 году был схвачен хазарами и отправлен в Константинополь, после чего был сослан на остров Родос. Там Олег женился на знатной гречанке, и через два года ему позволили вернуться в Тмутаракань. Историк А.Н. Сахаров предполагает, что такое разрешение было дано Олегу не просто так. В греческих интересах было и дальше получать тмутараканскую нефть для военных целей. В дальнейшем Олег успешно обменивал нефть на поддержку Византии при решении междоусобных споров русских князей. Так что князя Олега вполне можно назвать если не первым нефтяным магнатом, то уж точно хорошим стратегом.

Нефть на Руси

Живопись

В средние века нефть на Руси использовали в живописи и медицине. Она входила в состав красок для рисования икон, придавая им особенный колорит. В иконописном «Подлиннике» XVII века давалось следующее руководство: «Всяку краску составливай воске и прикладывай олифы да нефти, чтобы скорей сохло… И когда олифишь иконку и косно становится, мало перстом нефти или скипидаром задай и расправь». Нефть была хорошим растворителем для красок, а при высыхании придавала поверхности рисунка гладкость и блеск. Помимо икон, нефть применяли в художественных работах по камню, дереву, железу и ткани, ее подмешивали в олифу при золочении. Особенно художниками ценилась нефть желтого цвета.

Медицина

Русские врачи лечили нефтью кожные заболевания, болезни суставов, ревматизм и некоторые болезни глаз. Упоминания об этом встречаются в «Лечебнике», составленном в XVI-XVII вв. При одних симптомах советовали применять черную нефть, при других – белую. Считалось, например, что черная нефть поможет при кашле, а белая – при боли в ушах от «студена».

В XVII веке нефть на Руси можно было купить в аптеке как лекарство или «москательной лавке» (в переводе на современный язык – товары бытовой химии) как растворитель.

Весь опыт по использованию нефти кропотливо записывался в различного рода руководства – военные, по лечебному делу и по составлению красок. Туда же попадали сведения, полученные из античной и западноевропейской литературы. К примеру, книги XVI и XVII вв. содержат записи о получении светлой нефти по способу Авиценны – одного из самых известных ученых средневековья в исламском мире. В них говорилось, что после кипячения черной нефти получаются светлая и цветная нефть. В целом русскими учеными того времени нефть рассматривалась как вид масла, так как была жирной и держалась на воде пятнами. Также ее определяли как вид битума и ставили в один ряд с асфальтом, каменным углем, серой, янтарем и гагатом.

Военное дело и «огненные потехи»

В военных справочниках XVII века подробно изложены рецепты приготовления зажигательных смесей, содержащих нефть, для нескольких видов оружия. Это и негасимые свечи, и горящие стрелы, и гранаты. Нефть с серой, смолой и селитрой смешивали в котлах и подогревали. Готовую смесь разливали по горшкам, которые поджигались от фитиля или насыпанного сверху пороха, и запускали в противника с помощью пращи или катапульты. Тот же состав использовали для стрел. Ему придавали форму наконечника и привязывали к древку. В полете такая стрела разгоралась и поджигала деревянные строения врага при попадании.

Известно, что даже в небольших городах имелись запасы нефти для военных целей, по которым велся строгий учет. Если поступала просьба о выдаче нефти из запасов на лечение больных солдат, то разрешение давалось только после процедуры согласования между Аптекарским и Разрядными приказами.

Без нефти не обходились праздники и выезды царских особ. Для выездов изготавливались негасимые свечи. А для одного из празднований в 1686 году «гранатному мастеру» Григорию Прокофиеву было поручено устроить «огнестрельные потешные стрельбы», иначе говоря, фейерверк. Для праздника было изготовлено две тысячи осмушечных ракет.

Фейверк

«Огнестрельные потешные стрельбы»

Разведка и первые инвестиции

Первые письменные упоминания о добыче нефти на Руси встречаются в Двинской летописи XV века, где говорится о племени чудь, жившем на берегах реки Ухты. Люди племени собирали нефть с водной поверхности и использовали в бытовых и лечебных целях. Тем не менее, добыча и использование нефти в те времена широко не распространились.

В документах Сибирского Приказа, созданного в 1650 году для управления обширной территорией Сибири, есть сведения о добыче нефти на озере Байкал. Нефть с Байкала, по всей видимости, доставляли в Москву. Об этом была сделана запись в одной из таможенных книг – некий Роман Евдеев приплыл в Москву и, помимо «всякой рухляди», привез полфунта нефти.

В вопросах разведки нефтяных месторождений интересна личность Леонтия Кислянского. Уроженец Польши, в 1671 году он поступил на российскую службу, а после принятия православия был пожалован в «вечное подданство». В 1671–1677 гг. служил «живописных дел мастером» и познакомился с применением нефти в иконописи. В 1683 году Л. Кислянского назначили в Иркутск на должность письменного головы. В 1684 году ему было поручено расспрашивать людей «…про золотую и про серебреную, и про медную и оловянную и свинцовые руды, и про железо и про жемчуг, и слюду и краски, и про селитряную землю, и про иные угодья…». Выполняя возложенные на него обязанности, Л. Кислянский нашёл в Сибири слюду, графит и первым заявил о признаках нефти. В одном из его донесений сообщается, что недалеко от Иркутска из горы идёт пар и разносится запах нефти. В планы Л. Кислянского входило и дальше вести работы по поиску нефти: «А как, аже даст бог, от неприятельских мунгальских и китайских людей будет смирно, и я по тем де признакам и расселинам буду копать и о том промышлять со всяким домогательством». Не известно точно, что именно помешало ему продолжить поиски, то ли «недоброжелательные» монголы и китайцы, то ли другие заботы. Чуть позже он сообщил в Енисейск: «А нефти по се число не копал для того: домышляюсь её добывать великими мерами, а людей, ведущих про такое дело, не сыскалось». А богатые сибирские месторождения остались нетронутыми до середины XX века.

До тех пор пока на Руси не стали разрабатываться свои месторождения нефти, ее покупали за границей, в частности в Персии. Купцы закупали нефть в местной таре и на гребных плоскодонных суднах доставляли ее в крупные русские города. Через Россию нефть поставлялась и в северные страны Западной Европы (особенно Англия и Швеция), так как в то время этот торговый путь был безопаснее, нежели через Турцию.

По-настоящему нефтяное дело в России начало развиваться при Петре I. В 1700 году был учрежден Приказ рудокопных дел, в ведении которого находились недра России. В 1703 году газета «Ведомости», новости для которой отбирал лично царь, сообщила о найденной нефти в Казани на реке Соку.

 В 1721 году о нефтяных источниках на реке Ухте докладывал рудознатец Григорий Черепанов. Образцы были доставлены в Санкт-Петербург, а Г. Черепанову царь велел выплатить 6 рублей со словами: «…чтоб он также впредь к сысканию лучше имел охоту…». Петр проявил немалый интерес к находке и даже велел собрать ученый совет. Но сразу не получилось, потом было забыто из-за других государственных дел, а через несколько лет царь скончался.

К сожалению, преемники Петра мало интересовались поиском и разработкой месторождений. Для текущих нужд вполне хватало привозной нефти или той, что добывали кустари. Масштабные планы Петра по развитию нефтяной отрасли не состоялись, а об ухтинской нефти снова вспомнили только через два десятка лет.

Петр I